Городская общественно-политическая газета

Жареное солнце больших городов…

0 283

Климатические изменения на планете, в Евразии и в Казахстане заметны уже в любое время года.

Юрий ЕФИМОВ

У них — потоп
Наше отношение к климатическим катаклизмам становится уже более привычным. Сегодняшняя жара в 45 градусов в тени почти не вызывает эпитетов типа «аномальная» или «сумасшедшая». Еще бы – в 2010 году мы уже пережили лето, как в Сахаре, в 2015-м– прятались от 46-градусной жары и кипятили чайники на солнечных водогрейках… Пыльные бури, пересохшие речки и потрескавшаяся глина на месте озер – картина вполне привычная. Но легче от этого не становится.

Позвонил я на днях родне в Днепр. Нет, дядя и тетя жены – не водяные и живут не в великой реке, а в городе Днепропетровске, у которого сократили название (вот бы еще красиво сократили Херсон). В общем, спросили насчет погоды и лета. Рассказ тетки поверг в тоску: там нынешним летом царит сущий потоп – дожди льют ежедневно, затоплены все низины, по улицам то и дело текут настоящие реки… У людей массовый депресняк – не позагораешь, не выйдешь под открытое небо без зонта. Так что видео в Инете с затопленными по стекла машинами на улицах Киева – не фейки, а самая суровая реальность. Что будет с урожаем на затопленных полях – неясно, трава повсюду стоит по колено или по пояс. Цены на продукты питания растут не по дням, а по часам, а с неба льет, льет, льет…

Связался с родней в Крыму. Там тоже сильнейшие дожди, зато впервые за семь лет заполнился Северо-Крымский канал и урожай собирают куда лучший, чем в прошлые годы. На побережье страдают курортные города – потопы, оползни и вышедшие из берегов речки.

Вот и прикинул я простую схему. От нас до этого потопа по прямой — чуть более трех тысяч километров всего. Не на другой стороне планеты, не на другом континенте льют непрерывные дожди! А у нас жара, сушь и пыль. Про смытую часть Германии и Бенилюкса вспоминать не хочется. Тут уж самому ярому скептику понятно, что климат меняется слишком уж быстро и мы к этому не готовы.

А у нас наоборот
В этом смысле Южный Казахстан оказался под «горячим колпаком» и никакими мерами это не изменить, пока с другого конца континента не придет холодный циклон. И кого утешит, что и на Аляске (!), и в Канаде жара тоже в июле пришла в 45-46 градусов, а население страдает от нехватки кондиционеров и холодильников с прохладительными напитками?

По данным Глобального экологического фонда (ГЭФ), потепление идет достаточно быстро, к счастью, пока оно не достигло 2°C в год. Это та отметка, которая считается невозвратной чертой, после которой нашу планету могут ждать различные катаклизмы. Среди климатологов есть разные мнения, в том числе и то, что мы являемся свидетелями обычного циклического явления. В пользу этого довода говорит факт, что регулярное наблюдение за климатом ведется только последние 100 лет. Однако, кроме системных наблюдений, есть данные, полученные с помощью бурения полярных льдов. Они показывают, что в настоящее время количество CO2 в атмосфере намного превышает нормы. Это и приводит к так называемому парниковому эффекту.

Изменение климата — это установление других среднегодовых температур. Подобные изменения оказывают негативное влияние на климатозависимые секторы экономики, прежде всего, сельское хозяйство. Одним из негативных последствий может стать сокращение урожайности некоторых культур, в частности, зерновых. За счет изменения температуры зоны увлажнения уходят на север, с юга наступает пустыня, таким образом, сокращается площадь посевов. Эксперты ГЭФ прогнозируют, что, если изменение климата будет продолжаться такими темпами, в ближайшее время Казахстан может потерять до 30% урожая. Поэтому необходимо применять адаптацию к климатическим изменениям, менять технологии, выводить новые засухоустойчивые сорта.

Сегодня, по данным ГЭФ, резко увеличились экстремальные метеорологические явления. Ежегодные наводнения в отдельных районах нашей страны — прямое следствие этих аномалий. Например, в период с 1990-го по 2002-й год в 2,5 раза возросло количество сильных снегопадов, в 2,7 раза увеличилось количество проливных дождей, более чем в два раза возросло количество сильных туманов, пыльные бури происходят чаще в 3,4 раза. Эти данные говорят об увеличении метеорологических явлений, напрямую влияющих на безопасность людей. По наблюдениям ученых, у нас практически в два раза увеличились паводки на горных реках, количество наводнений на равнинных реках незначительно снизилось, но увеличилась их интенсивность, то есть воды стало значительно больше. Резко возросло количество ледяных заторов, а это как раз основная причина весенних наводнений. В два раза увеличилось количество селей. Интенсивность климатических изменений нарастает, люди замечают их особенно остро в аномальные годы. Чтобы предотвратить последствия этих изменений, необходима серьезная адаптационная программа. Должна быть создана эффективная система прогнозирования климатических изменений.

Пока все реагируют большей частью постфактум. Например, сейчас происходят наводнения, но ведь еще несколько лет назад можно было проанализировать и понять, что происходит с водными ресурсами. Но этого не происходит.

А на юге?
В наших широтах особо остро стоит проблема нехватки и постоянного сокращения водных ресурсов. Речь идет и о поливной, и о питьевой воде. На этом фоне экологи прогнозируют масштабные засухи. Такая перспектива неслучайна. В настоящее время за счет роста температуры идет интенсивное таяние ледников Юго-Западного Тянь-Шаня. А именно ледники являются самыми важными источниками питания рек в Южном Казахстане. Когда ледники резко тают, увеличивается количество воды в реках, и это влияет на селевую опасность. Как только ледников станет меньше, начнется нехватка воды, и к этому необходимо готовиться уже сегодня.

Другая сторона проблемы: заметно, что с каждым годом зимы становятся всё мягче. Соответственно, каждое следующее лето будет всё более сухим и жарким. Кроме того, будут происходить так называемые волны тепла и холода. Необходимо всегда быть готовым к очень резким сменам погоды. Как неприятный бонус, всё это негативно влияет на гипертоников, аллергиков, людей, страдающих сердечными заболеваниями.

Главной причиной всех этих явлений являемся мы с вами. Деятельность человека приводит к выбросам четырех основных парниковых газов: углекислого газа (CO2), метана (CH4), закиси азота (N2O) и галоидоуглеводородов (группы газов, в которую входят фтор, хлор и бром). Эти газы накапливаются в атмосфере, вызывая со временем повышение концентрации. Межправительственной группой экспертов по изменению климата (МГЭИК) разработаны сценарии антропогенной эмиссии парниковых газов и аэрозолей в атмосферу в 21 веке с учетом демографических, экономических, технологических и других факторов. Согласно «жесткому» сценарию к 2050 году концентрация основных парниковых газов диоксида углерода (СО2) и метана (СН4) увеличится в 1,51 раза, а закиси азота (N2O) в 1,21 раза по сравнению с 1990 годом. Если все пойдет по наихудшему сценарию, то к 2100 году 80 процентов территории Средней Азии станет мало- или совсем непригодной для проживания людей. Похожая картина наблюдалась две тысячи лет назад, когда засухи в южных и потопы в северных районах спровоцировали массовое переселение кочевого населения на запад – Великое переселение народов, перекроившее карту тогдашнего мира.

Что делать?
Над этим ломают головы лучшие умы планеты. Главная идея – развитие возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Разрабатываются планы перевода транспорта на электричество (но электроэнергию для зарядки аккумуляторов где-то надо генерировать), растет число ветро-гидро – солнечных электростанций. Но в Казахстане, несмотря на 20-летние усилия, доля ВИЭ в энергетике не достигла даже одного процента. Так что глобально-республиканские планы пока дело будущего. Но живем-то мы сегодня и в Таразе!

Немало можно сделать даже на самом малом уровне. Климат региона составлен ведь и из фрагментов микроклимата, которые можно менять не слишком большими усилиями – только реальными, а не «бумажными». Почему говорю об этом? Например, по отчетам, за минувшие 20 лет в нашем городе высажено столько молодых деревьев, что, по идее, Тараз должен бы был сейчас напоминать густую лесную чащу! А напоминает ли? Смешно звучит, если бы не было так печально… Количество зеленых насаждений города сокращается и из-за банальной вырубки при строительстве объектов бизнеса, и из-за отсутствия полива. Огромное количество воды – ценнейшего ресурса региона! – впустую теряется по причине расстройства арычной сети, замусоренности каналов, отсутствия лотков и прочих «недостатков» ирригационных систем. Полив садов, огородов и полей питьевой водой приобрел масштабы регионального бедствия.

А ведь массовые зеленые насаждения не только очищают воздух от углекислого газа, они корнями скрепляют грунт и препятствуют его выветриванию – а пыльные бури год от года становятся все сильнее.

Еще один простой пример. По данным Жамбылского производственного филиала АО «КазТрансГаз Аймак», за последние 15 лет в регионе и Таразе длина газопроводов выросла более чем в два раза. Как и число потребителей природного газа, предприятий и населения. Что, в свою очередь, уменьшило расход угля и дров в быту, сократив выбросы сажи и прочих твердых продуктов сгорания в атмосферу. Природный газ – самый «чистый» из углеводородного топлива и развитие газотранспортной сети региона тоже является вкладом в экологическую программу спасения окружающей среды.

И еще раз вернусь к теме неиспользуемых резервов. Для полей и массовых высадок деревьев требуется поливная вода, которой с каждым годом становится все меньше. Где ее взять? В том же Израиле, где вода на вес золота, 25 процентов поливной воды получают из переработанных городских стоков. Эта страна, где три четверти земель – каменистая безжизненная пустыня, еще с 80-х годов прошлого века является крупным экспортером сельхозпродукции, овощей, фруктов орехов и ягод! Чудо? Нет, просто разумное использование природных ресурсов. А у нас?

В Таразе ежедневно на поля фильтрации сливается до 100 тысяч кубометров сточных вод. Которые, испаряясь и впитываясь в грунт, уже отравили его на территории от 1000 квадратных километров! Об этом мы писали многократно. Но ведь при наличии системы очистки, те же стоки дают в год до трех с половиной миллионов кубометров поливной воды! Это огромные возможности для сельского хозяйства, для озеленения пригородных территорий. Опять-таки для изменения в лучшую сторону микроклимата областного центра.

Но кто и когда обратит на это внимание? Поэтому нет смысла говорить о глобальных проектах, если мы не пользуемся возможностями изменить ситуацию на местном уровне. Хотя и могли бы…

Пікір қалдырыныз

Your email address will not be published.