Работа с детьми – это самая увлекательная и одновременно тяжелая профессия. Удерживать баланс, вовремя сменить кнут на пряник не каждому под силу. На тех же, кому удалось познать все тонкости педагогической деятельности, поколения учеников смотрят с уважением всю оставшуюся жизнь.

Ани БАЙМУХАНБЕТ

Гульнара Исмаилова – педагог с большой буквы. За спиной у нее 30 лет непрерывного стажа работы, десять из которых она посвятила городскому Центру технического творчества. В 2009 году она оставила должность учителя в школе, и совместно с другими новаторами открыла для себя другую сторону педагогики.

Расскажите, с чего начался Ваш профессиональный путь?

Начну с того, что в юности я не планировала стать учителем и посвятить себя преподаванию. По окончании школы у меня в планах было уехать и поступить в Ленинградский юридический университет. Меня привлекала юриспруденция, я видела себя именно там. Однако в нашей семье нас, детей, было двое : я и мой младший брат, поэтому мама боялась отпускать дочь так далеко.

И мне было предоставлено на выбор лишь два из существовавших на тот момент вуза в Джамбуле: либо гидромелиоративный, либо педагогический институт. Здесь-то, я думаю, и было вынесено одно из решений, кардинально повлиявших на мою жизнь. Кроме того, стоит учесть и тот факт, что моя мама Абдуллаева Тамара Петровна отдала 44 года этой профессии: сколько себя помню, она всегда была для меня учителем.

Мне не хотелось повторять ее путь, потому что для собственных детей времени остается очень мало. Но судьба распорядилась так, что сегодня я иду прямо по ее стопам. Так, выйдя из стен института с дипломом специалиста по английскому языку, я снова стояла 1 сентября на школьной линейке, но уже в качестве учителя.

Как Вы решились, спустя 20 лет работы в школьных кабинетах, сменить место работы и уйти в Центр технического творчества?

У меня было много коллег, с которыми мы много лет прошли рука об руку еще со школьной скамьи. И когда С.Удальцова, предложила мне должность заместителя директора в центре, я не раздумывая согласилась. Было рискованно нырять в «неизвестный омут с головой» – все-таки, данная область была не совсем знакома мне на тот момент. Казахстан только-только открывал для себя мир современного технического творчества. Но мне казалось, что если я не рискну, то упущу что-то важное, интересное. К слову, я ни разу об этом не пожалела, потому что в общеобразовательной школе всегда существовал стандарт. Здесь же можно было дать волю фантазии, ведь в самом названии главным словом является «творчество».

Центр мы с коллегами открывали с нуля, у нас не было стандартного плана, программы обучения и даже критерия оценивания. Но главной проблемой были кадры. Мы обходили школы города и области, заводы, предприятия и искали подходящие кандидатуры. Наличие педагогического диплома на начальной стадии работы нас не волновало, ведь можно параллельно поступить в университет и получить «корочку». Главное, на что мы обращали внимание – это профессиональные навыки именно в техническом направлении. Так, потихоньку, первый состав преподавателей центра был укомплектован, благодаря старой гвардии мастеров УПК «Бирлик» — Т. Сармановой, Т. Шинкаревой, Н. Безбородовой, О. Уалхановой и др. Мы проводили тренинги, курсы, обучали специалистов навыкам работы с детьми. И незаметно жизнь в центре закипела, кабинеты заполнялись воспитанниками. И все благодаря слаженной работе всего коллектива.

Добились ли Вы тех целей, которые ставили перед собой десять лет назад, впервые входя в ЦТТ?

Однозначно да. Все задумки, проекты, которые мы разработали в начале и добавляли со временем, осуществились. Сейчас ребята участвуют в республиканских и международных соревнованиях, где занимают призовые места. Наш ЦТТ был внесен в список 100 лучших учреждений дополнительного образования Казахстана. Конечно, это далось нам не без труда. Мы создавали учебно-воспитательную систему нашего центра методом проб, ошибок у нас было не так много, но они были. Я считаю, что человек учится всю жизнь, получая знания и опыт. Три года назад мы, например, первыми в регионе решились на открытие класса робототехники. На севере страны это техническое направление развивается семимильными шагами: близость России дает о себе знать, здесь тебе и качественные материалы, и новейшее оборудование. Вместе с молодым учителем информатики А. Суранчиевой, мы подали заявку в Республиканскую федерацию робототехники «KazRobotics» и стали ее региональными представителями в Жамбылской области. Практически сразу же, тренера федерации выехали к нам и на бесплатной основе провели тренинги, мастер-классы и обучили 21 педагога. И уже сегодня мы имеем дружную команду педагогов, тренеров, судей и волонтеров по робоспорту и робототехнике.

Имея такой большой опыт и добившись больших результатов, какое качество Вы выделяете главным для педагога?

Вообще представление о том, каким должен быть педагог, изначально заложила мне мама. В детстве я часто видела, как относятся к ней ученики, коллеги, начальство. Ее уважали все. Она, в свою очередь, вела себя точно так же уважительно, независимо от того, подчиненный перед ней или руководитель. Если отчитывала, то строго по делу, где надо было – честно хвалила за заслуги. Я стараюсь быть такой же. Особенно с молодыми специалистами.. Вспоминаю свой первый опыт – будучи выпускницей института сразу стала преподавать в выпускных классах.

Разница в годах между нами была небольшая, всего-то пара-тройка лет, и нужно было учиться на месте, чтобы заслужить их уважение. Поэтому я с огромной благодарностью отношусь к своим наставникам Т. Абельмажинову (мой первый директор), Р. Исхаковой, П. Чиркову, А. Гибнеру: они учили, направляли меня. Так же я стараюсь помогать и нынешним молодым учителям. Мы вместе анализируем ошибки и ищем пути их исправления. Сейчас эти ребята уже имеют стаж пять-шесть лет работы, и мои двери все еще открыты для них, я всегда с готовностью дам совет.

Что касается работы и жизни в целом, то мой девиз жизни всегда был таким: «Если у тебя есть совесть, ты можешь делать все». То есть прежде чем что-то сделать, ты должен посоветоваться со своей совестью. В первую очередь всегда нужно слушать себя, не обращая внимания на требования общества, традиций или чего-то еще. У меня, к примеру, имеется стойкое убеждение, что если человек занимает какую-то должность, особенно руководящую, то он в первую очередь должен ей соответствовать.

Здесь, кстати, срабатывает тот же принцип, что и в воспитании и обучении ребенка: прежде чем что-то требовать, ты должен сначала показать на личном примере. Когда мы говорим ребенку сделать поделку, мы же не кричим на него до тех пор, пока не получим результат. Нет, мы берем ножницы, вырезаем, клеим ее, а ребенок наблюдает и учится. Ребенок – это та же личность, об этом стоит всегда помнить.

Точно так же должно быть и во взрослой жизни: если твой сотрудник не может справиться с задачей, нужно сначала научить его решить задачу.

Переносите ли Вы этот девиз и отношение к детям на свою семью?

Я всегда зарекалась не быть такой, как моя мама по отношению к семье. Не то чтобы она плохо нас воспитала, нет, но я видела ее лишь на работе, за работой, за проверкой тетрадок учеников, на постоянных собраниях. Она многое пропускала в нашем с братом детстве. Я всегда считала это неправильным, а сейчас, оборачиваясь назад на свою жизнь, понимаю, что полностью ее копирую. Это не плохо и не хорошо, это данность. Сейчас я стала лучше ее понимать, когда оказалась на ее месте. Мои дети уже выросли, сын женился, дочь учится в университете в Алматы.

С рождением внука я наконец-то поняла, осознала, что важно любить ребенка. Не просто на бегу звонить и узнавать, поел ли он, а быть рядом с ним, брать за руку, смотреть в глаза и говорить с ним. Надо проявлять свою любовь к нему. Я это упустила, сейчас наверстываю. Благо мои дети выросли без каких-либо обид, ведь даже приходя уставшей с работы, я с полусонными глазами бормотала «Дети, я вас люблю». А дочь подходила, накрывала меня одеялом и говорила: «Мы тоже тебя любим, мама, спи пожалуйста». Такие вот моменты были.

Каких правил Вы придерживались в их воспитании? Дало ли это какие-то плоды?

Детей у нас в семье держат в строгости. Не в чрезмерной необоснованной строгости, за которой скрывается агрессия, а в строгом режиме: у нас по минутам было расписано, кто куда идет, кружки, школа, занятия, стакан молока на ночь, мультфильм, отбой. Я старалась воспитать их так, чтобы они знали, что просто так ничего не дается. Но все в этом мире возможно. Нужно лишь поставить себе цель, потрудиться и добиться ее. Видимо, где-то я нашла золотую середину, потому что, несмотря на установленные рамки, они до сих пор советуются со мной, доверяют мне.

Мы друзья, и это здорово. И такие довольно закрытые в нашем обществе темы, как, например, сексуальное воспитание, я считаю важными и нужными для обсуждения с детьми по достижению осознанного возраста. Да и насчет популярной у психологов идеи о том, что бить детей нельзя, это делает их агрессивными – я не совсем разделяю эту точку зрения. Сыну я иногда могла поддать шлепок, не сильный. С девочками, конечно, так нельзя – но надо воспитывать их так, чтобы понимали с одного взгляда. Без угроз и насилия, просто знали последствия и несли ответственность за свой проступок.

Какие у Вас интересы вне рабочих стен?

Вообще я читатель, я люблю специализированные книги о педагогике, но в последнее время издательства перестают их выпускать в печатном виде, а через гаджеты читать – это совсем не то. Раньше любила театр, была постоянным гостем, но последние три года как-то все некогда. Хочется просто побыть дома в тишине с любимым мужем. А вообще в нашей профессии нет понятия «до работы, после работы». У нас работа непрерывна: приходишь домой из центра, приносишь работу с собой. Постоянные звонки родителей, детей, обсуждения, проверки. В выходные дни стараюсь побыть с единственным внуком, любимой мамой. На себя, к сожалению, времени не остается.

Если бы Вы по воле судьбы не стали педагогом, чем бы Вы занимались?

Сейчас уже даже и не знаю. Наверняка что-то связанное с юридической сферой, я ведь мечтала отучиться на юриста. Но даже там я бы явно была в первых рядах защитников детских прав, может, создала бы какую-нибудь организацию и занималась проблемами защиты детей. Поэтому могу сказать, что работа в ЦТТ – это все-таки больше про творчество детей. Возможно, пока я нахожусь рядом с ними, в постоянном контакте, я тоже чувствую какую-то душевную молодость. С ними всегда нужно быть на волне, давать толчок, быть позитивной.

Что для Вас главное в жизни?

Сначала работа, затем дети (семья), а потом здоровье. Я понимаю, что должно быть наоборот: здоровье, дети, работа. Но пока что так. Моя мама сейчас болеет, и из всех ее коллег, учеников, знакомых, сейчас ей звонят лишь несколько человек. Я их не виню и не осуждаю – время сейчас такое, я все понимаю. Просто невольно делаешь вывод: а стоило ли оно того? Так отдавать саму себя, не жалея здоровье, жертвуя многим, чтобы под конец остаться одной? Ведь сейчас рядом с ней только мы, дети. Думаю так, а сама продолжаю все силы до последней капельки вкладывать в работу. И назвала ее первой в приоритетах, хотя так быть не должно. Ну что ж, доработаю до пенсии, там и отвечу себе на этот вопрос: стоило или нет. А пока пусть стоит троеточие. Но в первую очередь, размышляя про себя, после слова «Я –…» сначала идет «педагог»…

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *