Городская общественно-политическая газета

Евгений Настрадин, CEO Beeline Казахстан: «Лучше 4G для всех, чем 5G для избранных»

0 1 871

Главный исполнительный директор Beeline Евгений Настрадин побывал в Жамбылской области. В своем интервью CEO компании поделился новостями компании, целями своего рабочего визита и рассказал о главных отличиях Beeline от конкурентов.

–Евгений Иванович, это ваше первое интервью в городе Тараз. Расскажите о цели вашего визита?

– Это наша регулярная активность – каждый месяц руководство компании выезжает в определенный регион. В этот раз по плану был Тараз. В действительности это уже не первый мой приезд сюда. Еще в 2016 году, когда я только пришел в Beeline Казахстан, первый город, который я посетил с рабочим визитом, был именно Тараз. Поэтому у меня особое отношение к этому региону и к нашей местной команде.

– В нашем регионе хорошее покрытие от Beeline, и наши жители в основном пользуются вашей связью. Однако, при этом абоненты отмечают высокую стоимость тарифов и повышение цен. Чем руководствуются мобильные операторы, когда составляют тарифные планы?

– Перед тем как ответить, что влияет на себестоимость продукта, хотелось бы подискутировать на тему: что такое «дорогой тариф»? Буду оперировать среднестатистическими данными. На сегодняшний день средний платеж за мобильную связь составляет 2000 тенге в месяц. Если эту сумму разделить на 30 дней, то получится примерно 70 тенге в сутки. В связи с этим у меня вопрос — что вы можете приобрести за эти деньги сегодня, чтобы пользоваться 24 часа? Проезд в общественном транспорте в одну сторону и то стоит дороже. А наш клиент за 2000 тенге потребляет порядка 19 Гб высокоскоростного интернета в месяц.

Что такое 19 Гб? Это большое количество просмотренных фильмов и роликов, общение в соцсетях, онлайн-работа, обучение и так далее. Давайте на одну чашу весов положим 70 тенге, а на другую – отказ от интернета на день. Даже если предложить человеку в два, три, четыре раза больше этой суммы, современный человек ни за что не откажется от интернета. В конечном счете, мы придем к какой-то нереальной сумме, ради которой он все-таки согласится продержаться без интернета один день.

Дальше предлагаю перейти к экономическим основам и разобраться, что же влияет на стоимость нашего продукта. Возьмем за единицу измерения один гигабайт интернета. Ежегодно наша компания тратит десятки миллиардов тенге на развитие и поддержку сети в рабочем состоянии. В прошлом году эта сумма капитальных затрат составила более 50 млрд. тенге, в текущем планируем потратить еще больше. Эти средства уходят на новое оборудование —антенны, модули, аккумуляторы, оплату электричества, без которых базовые станции просто не смогут работать, а также на заработные платы персонала. Все оборудование мы покупаем за границей и платим в долларах. Только стоимость электричества выросла в текущем году как минимум на 30 %. Для того, чтобы десять миллионов клиентов могли пользоваться нашими услугами, в компании работает пять тысяч человек. Задумайтесь только, 10 миллионов клиентов! Это колоссальная нагрузка на сеть.

Клиенты потребляют все больше трафика, скорость увеличивается, покрытие становится более плотным, потому что мы постоянно строим новые базовые станции и подключаем к связи и интернету даже отдаленные населенные пункты. В рамках только одного проекта «250+» мы подключили к интернету около 1000 сёл, в каждом из которых проживает от 250 человек. Помимо этого, у нас еще имеется собственный план застройки.

Видеоконтент, который вы смотрите, тоже становится более «тяжелым» и качественным, хоть ваши глаза этого не различают. Даже то, какого размера экран вашего телефона, влияет на трафик. Поэтому сколько вы будете платить за мобильную связь — зависит на самом деле только от вас. Цены устанавливаем не мы, а сами клиенты, путем большего потребления.

Если говорить цифрами, еще 2 года назад житель Жамбылской области потреблял 12 Гб трафика в месяц, в 2021 году мы видим, что 16 Гб в месяц, а в этом году уже более 18 Гб.

– Поговорим о 5G. Какие новшества планирует внести Beeline Казахстан, если на территории страны появится сеть 5G? Насколько она будет востребована у нас?

– Тема горячая, модная и любимая. Но в первую очередь она обожаема производителями оборудования — из всех участников на рынке этой технологии единственными бенефициарами являются именно они. Есть три категории клиентов: физические лица, государство и крупные корпорации. Обсудим новую технологию в этом треугольнике.

Что такое 5G? Это очень высокая скорость и низкая задержка в сети. Также это колоссальное количество девайсов, которые могут быть включены в сеть на территории 1 кв. км. Это основное отличие новой технологии от 4G.

Чтобы девайс мог воспроизводить видео на платформе YouTube или других сервисах, ему достаточно скорости от 2 Мбит/с. Если говорить о 4G, например, то при замере скорости работы сети в Таразе выходит 40, 60 и даже 180 Мбит/с. Этого более чем достаточно, чтобы смотреть видео на смартфоне. Если скорость будет 20 Мбит/с или 200Мбит/с, то на мобильном устройстве я просто не замечу разницы.

Представим, что мы поставили тестовые базовые станции 5G и запускаем speedtest, чтобы проверить скорость. Она достигает одного гигабита в секунду. За время теста, который длится от силы 30 секунд, телефон потребил один гигабайт трафика, ведь высокая скорость интернета – это высокая скорость потребления контента. Глаз не различает разницу, но трафик улетает. К примеру, ваш тарифный план за 2000 тенге – это возможность сделать примерно шесть таких тестов. Вам не хватит трафика посмотреть YouTube даже час на такой скорости. Готовы ли абоненты каждый день пополнять счет на 2000-3000 тенге, чтобы насладиться настолько высокой скоростью интернета?  Думаю, ответ очевиден — никто не готов.

Если вы геймер, то 5G для вас — преимущество. Но сколько таких абонентов в Казахстане? Даже если их десятки тысяч, ради такого количества людей нам придется специально построить вышки 5G. Строительство такой вышки стоит порядка от 50 до 100 млн. тенге. Представим, что десятки тысяч геймеров получили желанное, но оператор понимает, что затраты надо как-то покрывать. Поэтому он будет вынужден повысить стоимость тарифов для остальных 10млн. потребителей.

Кроме того, пока еще нет такого контента, для которого требовались бы такие технологии. Сегодня 5G представляет мало интереса для физических лиц, это невыгодно и не целесообразно.

Теперь обратимся к государству. Ему интересна новая технология, потому что 5G улучшает и развивает производства, что влияет на экономические показатели.

И третий сегмент – B2B, то есть предприятия, которым 5G поможет автоматизировать производство, например, в умных шахтах и карьерах, где будут проходить сложные геологоразведочные работы без участия живых людей. Но пока не все готовы на такую модель работы из-за высокой стоимости внедрения.

Поэтому пока самой заинтересованной стороной остаются вендоры, то есть производители оборудования 5G.

Лично у меня отношение к 5G достаточно прагматичное. Если будет заказчик в виде государства или предприятия, то мы эту технологию предоставим. Но в первую очередь наша миссия и предназначение – обеспечение качественной сети для каждого жителя страны. Поэтому лучше 4G для всех, чем 5G для избранных.

Если мы говорим о скорости, то в городах Алматы и Нур-Султан есть возможность подключения домашнего интернета скоростью до 200 и 500 Мбит/с. Подскажите, будет ли такая услуга в регионах, например, у нас?

– На первое место я бы поставил все-таки проект «LTE (4G) everywhere». Это большой республиканский проект, который затрагивает не только города, но и маленькие населенные пункты, где живут сотни человек. Например, в Таразе на каждой базовой станции уже присутствует 4G, а в Жамбылской области она развернута на 90% базовых станций. Нам осталось достроить оставшиеся 10% позиции тогда весь регион будет покрыт 4G!

Теперь о фиксированном домашнем интернете – в начале 2023 года мы выходим в регион с новой технологией фиксированного интернета GPON, которая позволяет дать скорость 200 и 500 Мбит/с.

Есть еще одна хорошая новость — появление в области FWA, или беспроводного фиксированного интернета. Например, в селе Кулан Жамбылской области эта технология уже работает, и скорость соединения достигает в среднем 30-50 Мбит/с. Этого более чем достаточно, чтобы спокойно смотреть видео в интернете или играть.

В нашем регионе есть одна общеизвестная проблема: как только покидаешь город, то сразу пропадает связь либо включается кыргызстанский роуминг.  Будут ли проводиться работы по покрытию сотовой связью трасс, соединяющих города?

– Вопрос затрагивает две проблемы. Первая – покрытие трасс, а вторая – влияние заграничных мобильных операторов на наших клиентов. То, что жители и пользователи казахстанских мобильных операторов оказываются под воздействием операторов других стран – это проблема не наших операторов. Это незаконное поведение мобильных компаний соседних стран, которые посылают усиленный сигнал на территорию РК, и это вопрос решается соглашением о регулировании работы мобильных операторов в приграничных зонах.

Что касается покрытия дорог – да, проблема есть, и мы ее признаем. Обеспечение покрытием всех дорог с учетом огромных расстояний в Казахстане — это очень ощутимая инвестиция. Мы обязательно ее сделаем, но, к сожалению, в ответ услышим вопрос: «А почему тарифы растут?».

Покрытие трасс –следующий этап после того, как будут обеспечены связью все населенные пункты страны. Программа строительства расписана до конца 2024 года, и когда она будет пройдена, мы будем закрывать оставшиеся «белые пятна». При этом есть очень важная оговорка — наш бизнес построен на физике, мы не занимаемся созданием чудес. Чтобы работала мобильная связь, нам нужен доступ к электричеству и разрешение для установки антенны. Если где-нибудь на трассе нет электричества, даже если я принесу туда базовую станцию, она работать не будет. Мы напрямую связаны с энергетикой.

– Оказывается, есть штрафы за несоответствие установленным требованиям качества интернета. Как компания их получает и решает данную проблему?

– Первой ключевой проблемой в данном вопросе является масштаб радиофобии у нас в стране. К примеру, у нас был план постройки по Алматы. Мы решили построить, допустим, 100 базовых станций, но 40% плана остались нереализованными, потому что жильцы запретили нам размещать антенны. Согласно законодательству, даже если один житель выскажется против установки базовой станции, то мы не имеем права на установку оборудования либо должны демонтировать уже имеющееся. К слову, в год мы демонтируем практически сотню станций. Сначала жильцы соглашаются, потом в ЖК появляется радиофоб, видит антенну и требует все убрать. Мы демонтируем оборудование, проводим новые сложные вычисления, чтобы покрытие было оптимальным, находим альтернативное место, ведем переговоры с новыми собственниками и устанавливаем оборудование заново. Это занимает месяцы, а порой и годы.

Интересный факт – после того, как мы сняли оборудование из-за радиофобов, к нам поступают жалобы о плохом качестве связи. Часто на этом не останавливаются и жалуются в соответствующие органы вместо того, чтобы поговорить с радиофобом и убедить его не препятствовать установке оборудования для общего блага.

– Вы единственный частный мобильный оператор в стране. Назовите три главных позитивных отличия Beeline Казахстан от остальных компаний?

Самое важное отличие – это корпоративная культура. Мы прикладываем очень много усилий, чтобы оставаться быстрыми, гибкими, с фокусом на клиента.

Мы строим высокотехнологичную компанию на базе телеком-бизнеса. ИТ-штат компании насчитывает уже более 600 человек, и мы разработали более 50 собственных цифровых продуктов. К примеру, приложением Мой Beeline ежемесячно пользуются уже 3.5 миллиона человек. В нем можно получить не только стандартные телеком-услуги – например, проверить баланс или поменять тарифный план, но также совершать платежи и переводы, играть в онлайн-игры или купить новый телефон с бонусной связью и интернетом.

Кроме того, мы являемся разработчиками первой цифровой платежной карты Simply, интегрированной с мобильными финансовыми сервисами. Этот уникальный в своем роде продукт представляет собой полноценный цифровой финансовый сервис – приложение для смартфона, электронный кошелек и премиальную цифровую карту Visa Platinum, номер которой совпадает с номером вашего сотового телефона!

И третье — лидерство в области качества мобильного интернета на территории Казахстана. Это не лозунг, а мнение независимой технологической компании Vigo, которая замеряет показатели качества интернета на мобильных устройствах во многих странах мира.

– А какой карьерный рост ожидает тех, кто хочет стать частью компании Beeline Казахстан?

– Считаю, что мы являемся лучшей компанией для карьерного роста и продвижения. Для нас самое важное – люди. Мы придерживаемся ключевых корпоративных ценностей и подбираем в команду людей с соответствующими компетенциями. У нас есть коллеги, которые работают в магазинах, строят базовые станции и занимаются их обслуживанием, проводят фиксированный интернет и предоставляют сервис на дому, есть свой необанк, музыкальный стриминг и ИТ-разработка.

Такой широкий круг направлений дает возможность любому сотруднику расти и менять профиль внутри одной компании, без увольнения и отрыва от работы. Мы даем возможность развиваться, ведь у нас есть своя Beeline Академия. Представьте, вы учитесь, а вам за это еще и зарплата поступает. Поэтому смело могу сказать, что наша компания — лучшая для того, чтобы развиваться и совершенствоваться.

Дионисий ПЛЯШЕШНИК

Пікір қалдырыныз

Your email address will not be published.