Зарубежные эксперты провели исследование, в котором выяснилось, что чем больше в органах власти женщин, тем ниже коррупция в стране. Помимо этого, присутствие прекрасной половины человечества во власти положительно сказывается на здравоохранении и образовании.

Кирилл БЕРДЕЦКИЙ

Коррупция – это слово, которое знают даже школьники. Это обширный термин служит для определения процесса злоупотребления государственной властью в целях получения личной выгоды. Само слово «коррупция» произошло от латинского «corrumpere» – растление и «corruptio» – разложение, подкуп, продажность, порча. Простыми словами, коррупция – это процесс, при котором должностное лицо, наделенное определенной властью, использует ее для личного обогащения. К таким лицам могут относиться практически все госслужащие, способные тем или иным образом повлиять на разрешение какой-либо ситуации. Так это могут быть политики, чиновники всех уровней, представители надзорных и правоохранительных органов, представители медицины и образования. В более широком понимании термин коррупция включает в себя взяточничество, вымогательство, мошенничество, злоупотребление властью, растрату и отмывание денег.

В исследовании, которое проводили американские экономисты из колледжа Ле Мойна и политехнического университета Виргинии, выяснилось, что чем больше женщин задействовано в органах политической власти страны, тем меньше в ней развита коррупция.

– Это исследование подчеркивает важность расширения прав и возможностей женщин, важность их присутствия на руководящих должностях и в правительстве, – отметил профессор экономики Судипта Саранги.

Это особенно важно в свете того факта, что женщины по-прежнему недостаточно представлены в органах власти большинства стран мира. Особую роль женщины занимают и в борьбе с коррупцией и анализе коррупционных рисков.

Мы поговорили с экспертом в этой области, заведующей кафедрой ассамблеи народа Казахстана Таразского регионального университета имени М.Х. Дулати, занимающейся различными социологическими исследованиями в разных областях жизни нашей области Паридой Мамедовой. В первую очередь, наш спикер отметила, что у коррупционеров нет пола.

– При рассмотрении любого правонарушения, в том числе коррупционного, не должно быть гендерного разделения. Если женщина допустила коррупционное преступление, сидя на работе, к ней не должно быть никого снисхождения. Наказание и предел ответственности одинаковы у всех граждан. Поэтому женщина, как и мужчина, коль она взяла на себя ответственность, надела на себя погоны, стала акимом или госслужащим, должна отвечать за свои нарушения также, как и мужчина, – сказала она.

С целью анализа коррупционных рисков по гендерной принадлежности, при поддержке и по заказу управления внутренней политики акимата Жамбылской области, был проведен специальный опрос. В нем приняли участие 4123 респондента, из которых во втором этапе 2515 респондентов.

– На вопрос, какие отрасли экономики области испытывают проблемы с учетом фактора пандемии COVID-19, в ответах лидирует здравоохранение – 25,6 процента, это и понятно, так как повлияли процессы, связанные с заражением вируса и всеобщая неготовность к атаке страшной болезни, которая поразила сотни, а то и тысячи местных жителей. Более того, в СМИ и сетях муссировалась тема здравоохранения, повлиявшая на массовое сознание и, как итог, выбор респондентами данного варианта наиболее характерна для Тараза, Байзакского и Таласского районов. На втором месте «Производство продуктов питания» – 23,4 процента. Более 30 процентов респондентов отвечали в Сарысуском, Байзакском и Турар Рыскулова районах. На третьем «Наука и образование» – 21,5 процента; характерно для Тараза, Байзакского и Кордайского районов. Сложности с дистанционным обучением и отсутствие должной обратной связи с учителями, множество сопутствующих проблемных вопросов в процессе обучения в школах и колледжах области привело к выбору данной позиции. В отличие от первого периода, ответы распределились равномернее, так как верхняя позиция рейтинга проблем не превышает 25 процентов, в сравнении с прошлым периодом, где ее показатель превысил 34 процента – сельское хозяйство, – поделилась Парида Мамедова.

Как показал проведенный опрос, удовлетворенность антикоррупционной политикой демонстрирует среднюю степень доверия граждан. Полностью удовлетворены ею лишь 32,3 процента опрошенных, скорее удовлетворены 36,5 процента, не удовлетворены 24,2 процента, а 7 процентов – затруднились ответить. Старшее поколение, кому за 60, в большей степени не удовлетворены – 37,1 процента, чем молодые люди – 20,1 процента.

Примечательно, что наиболее эффективной мерой борьбы с коррупцией респонденты видят денежные выплаты за факты о коррупции. Ужесточение же уголовной ответственности взяткополучателей на втором месте среди эффективных методов борьбы с данным социальным злом – 13,5 процента. Публичная ответственность госорганов за израсходованные средства на третьем месте – 12,2 процента. Не может не радовать тот факт, что большинство опрошенных, точнее 41,2 процента полагают, что в нашей стране все можно решить, не прибегая к коррупционным схемам. А 29,6 процента полагают, коррупция не имеет широкого распространения, но используя ее, проще решаются вопросы, а вот 29,2 процента считают, что коррупция стала неотъемлемой частью нашей жизни, без которой нельзя решить ни один вопрос в госорганах.

Среди трех ведомств, наиболее подверженных коррупции, названы дорожная полиция –31,7 процента, участковые полиции – 24,1 процента, прокуратура – 25,7 процента. Несмотря на то, что лидируют правоохранительные органы, сохраняя свои места в рейтинговой таблице, наблюдается снижение на 20 пунктов коррупции в дорожной полиции, с одновременным увеличением на 14,5 процента участковых полицейских.

– Скорее всего, на мнение граждан влияние оказало строгое поведение и соблюдение контроля за исполнением режима изоляции и проведением массовых мероприятий, а также социального дистанцирования, где представители полиции играют ключевую роль в соблюдении правопорядка. А при опросах эмоциональная составляющая и стереотипное мышление срабатывают в первую очередь, – заметила эксперт.

Отметим, что позиция объектов здравоохранения переместилась со второй строчки на седьмую – 15,5 процента. По всей видимости, в период сложной пандемической ситуации, когда врачи работали на передовой, все же большинство населения отнеслось к трудностям с пониманием и благодарностью. Тем не менее, есть еще над чем работать, так как пороговый десятипроцентный рубеж превышен.

Проведенный анализ также показал, что почти половина респондентов (46,2 процента), несмотря на критические высказывания по наличию корруции в различных сферах деятельности, не желает принимать участие в борьбе с данным явлением.

– Не желающих участвовать более всего среди респондентов среднего возраста и среднего достатка. Напротив, те, кто материальные трудности испытывают или, наоборот, живут в роскоши, готовы принять участие в данной деятельности. Они (32,6 процента) хотели бы участвовать, – пояснила Парида Мамедова.

Назрела необходимость разъяснения среди женщин значимости своего участия и повышения гражданской позиции в данном вопросе.

– В деле борьбы с коррупцией важно рассматривать вопрос с разных сторон с учетом потребностей, разделения на социальные траты, а также готовности населения проявить гражданскую позицию, независимо от степени занятости или иных субъективных и объективных причин. Судя по тому, что уже два этапа неправительственные организации являются фаворитами факторов доверия населения, обществу и госорганам следует принять во внимание данное проявление активности, а гражданским институтам в свою очередь усилить эффективные методы борьбы. Системно, с учетом собственного потенциала и компетенций планировать работу по борьбе с коррупцией. Согласно активной позиции многих блогеров и представителей НПО в социальных сетях мы можем констатировать факт роста гражданского самосознания и юридическую грамотность многих активных пользователей социальных сетей, которые не только выражают свою мысль, но и аппелируют к доказательной базе своего критического анализа ситуации в различных сферах деятельности, – заметила спикер.

По мнению эксперта, есть несколько главных направлений, по которым нужно вести работу. Среди них укрепление взаимодействия госорганов и институтов гражданского общества, но с детальным изучением специализации членов НПО, во избежание бездоказательных словесных перепалок, которые не являются эффективным механизмом решения наболевшего вопроса; учитывая горький опыт первой волны пандемии, нужно заблаговременно принять меры по формированию мониторинговых групп в целях усиления контроля за ценообразованием как лекарственных средств, так и продуктов питания; провести активную работу по снятию стереотипов по отношению к представителям государственных и правоохранительных органов. В то же время среди представителей полицейской службы продолжить мероприятия по способам реагирования на протестный потенциал граждан в соответствии с культурно-социальным статусом населения; продолжить проведение работы по формированию антикоррупционного поведения среди госслужащих и представителей правоохранительной системы посредством технологий дистанционного обучения.

Не менее важным является продолжение работы с подростками для укрепления моральных норм и ценностей, так как в период карантина увеличивается влияние социальных сетей и мессенж-рассылок на сознание подрастающего поколения. В данной работе следует провести комплекс мероприятий по обучению родителей, не владеющих технологиями пользований в интернете, для контроля над времяпрепровождением в сетях их детей, поскольку увеличен риск деморализации и, как следствие, преступных действий со стороны школьников. Как заверяет специалист, необходимо отойти от устаревших методов работ с применением круглых столов и конференций, применять новые методы тренинговых и коучинговых мероприятий с привлечением опыта отечественных и зарубежных психологов.

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *