Свой 85-й день рождения отмечает ветеран труда Тамара Скачкова.

Юрий ЕФИМОВ

Говорят, что Всевышний испытаний не по силам не дает. Но сколько же их надо, чтобы пройти своим жизненным путем, сделать и создать все предначертанное, а потом еще и энергию сохранить, чтобы и осенью жизни насладиться, и другим помочь?

Судьба героини нашего повествования, Тамары Скачковой, начала складываться еще до ее рождения. В лихие, тяжелые годы великого излома – в начале 1930-х годов, ее родители, Василий и Надежда Федоровы, перебрались из голодающего Поволжья (Саратова) в далекую Туркмению, город Кызыладад, где 15 августа 1934 года у них родилась дочь, названная Тамарой.

Времена были тяжелые: двух дочерей семья Федоровых лишилась уже на новом месте, а маленькая Тамара выжила чудом. Отец, железнодорожник, работал мастером вагонного депо, мама воспитывала детей, коих, кроме Тамары, в семье выжило еще трое – братья Юра и Анатолий, сестренка Тая. В 1938 году семья Федоровых перебралась в Джамбул, только-только получивший имя великого акына. Как вспоминает Тамара Васильевна, жители Джамбула тогда по привычке называли себя аулие-атинцами.

В год, когда девочка пошла в первый класс, началась Великая Отечественная война. Отца оставили в депо – у мастера была бронь, но зато и работать тыловикам приходилось каждому за троих – за себя и призванных в армию. Учась в школе, девочки на уроках труда вязали носки и рукавицы солдатам на фронт, собирали им посылки и писали открытки. В город приходили десятки составов с ранеными, все школы и большие здания превратились в госпитали. Старшеклассницы ночами дежурили возле раненых, помогали взрослым медработникам. Было не до веселья всем, кто ковал победу в тылу.

А война вносила и в жизнь маленькой девочки свои коррективы. Окончив второй класс, маленькая Тома начала работать в вагонном депо, помогать папе. С началом войны все больше работников уходили на фронт и на работу в прифронтовую зону, так что оставшимся приходилось все тяжелее. Летом 1942 года работы стало совсем невпроворот. Дело было вот в чем.

В августе 42-го немецкие войска вышли к Волге. Теперь люфтваффе получили аэродромы далеко на востоке и смогли бомбить объекты в Западном и Северном Казахстане. Больших сил на это выделить они не могли, а потому сосредоточили усилия на бомбежках артерий экономики – железных дорогах. «Юнкерсы» и «Хейнкели» бомбили пути и составы, станции и разъезды, обстреливали из пушек и пулеметов поезда, водонапорные вышки, рабочих на восстановлении разрушенного железнодорожного полотна. Тем приходилось гнать поврежденные составы глубоко в тыл, куда немецкая авиация не доставала. В отсутствие тыловой системы противовоздушной обороны (ПВО), асы Геринга терроризировали огромный регион, пока зима и наше контрнаступление под Сталинградом не прервали эти налеты…

-Каждый день в депо пригоняли вагоны на ремонт – разбитые, продырявленные пулями и осколками, обгорелые. Посмотришь – перекрученное и разорванное, словно бумага, железо. А сроки на ремонт – быстрее, быстрее, быстрее! Папа работал по 14-18 часов в сутки, дома почти не бывал, — вспоминает Тамара Васильевна. – Напарника в кузнице у него не было, и я начала ему помогать в работе. Чем могла помочь в восемь-то лет? Подай, подержи, принеси… Носила папе воду попить, таскала железки всякие. Когда начались занятия в школе, сразу после уроков бежала в депо, а если папа зашивался, то и уроки пропускала, бывало… Самая тяжелая работы была – клепать стальные листы. Электросварки не было, папа раскалял заклепки в горне, щипцами вставлял их в отверстия листов, с одной стороны заклепку прижимаем, с другой – по ней бьем молотом. И так – сто раз подряд.

Как в таких условиях успевали все чинить, везде успевать и перевозить наши железнодорожники – современному уму непостижимо. Но тогда лозунг «Все для фронта, все для победы!» был наполнен самым важным содержанием, поскольку проиграть войну, идущую на уничтожение, мы не имели права. Самое удивительное при этом, то, что Тома и в войну, и после, продолжала заниматься в кружках Дома культуры железнодорожников (ДКЖ, ныне – развлекательный центр «Турксиб»). Иначе, наверное, силы воли не хватило бы все вынести.

Когда закончилась война, нас с папой вызвал к себе начальник вагонного депо Белоконь и сказал: «Доченька, спасибо тебе за все что сделала, но теперь подумай о себе, учись в школе, как следует! Закончила я 10 классов, поступила в Статтехникум, что на улице Пушкина, а по его окончании по распределению попала работать на станцию Жана-Семей, что под Семипалатинском. Ехала туда и не знала, что там рядом совсем находится ядерный полигон, где взрывали по два-четыре ядерных заряда в неделю. Когда первый раз увидела своими глазами на горизонте настоящий ядерный «гриб», когда земля под ногами тряслась, как при землетрясении, чуть сознания не лишилась.

Понятно, что полигон появился здесь не от хорошей жизни – уже в 1946 году США, «оплот мира и свободы», планировали сбросить на города СССР 200 ядерных бомб, в 1950-м – уже 500 более мощных, и в 1957 году – две тысячи ядерных и водородных! Так что бомба, взорванная на полигоне, все лучше, чем американский «подарок» в 24 мегатонны, взорванный над головой… Но ситуация быстро показала, что ядерные испытания и без прямой войны угрожают миллионам людей.

Тамара Федоровна прожила в зоне чрезвычайного радиационного риска почти пять лет. Это был период, когда наземные и воздушные ядерные испытания на Семипалатинском полигоне шли наиболее интенсивно. В 1957 году наша героиня вышла замуж за железнодорожника – поездного мастера — Николая Скачкова, а вскоре у них родился сын Виктор. Ребенок оказался болезненным и слабым, но после многочисленных обследований, врачи (негласно) порекомендовали молодым супругам сменить место жительства, подальше от ядерной степи. И в 1960 году Тамара Васильевна вернулась в Джамбул. Но пять лет пребывания в зоне чрезвычайного радиационного риска до сих пор аукаются всей ее семье уже в котором поколении. А в начале 1960-х годов ядерные державы все же прекратили наземные и воздушные ядерные испытания, хотя до окончательного их запрещения пришлось ждать года 1989-го…

В Джамбуле, после недолгого поиска работы устроилась в железнодорожное училище, позже переименованное в ГПТУ №88. Без отрыва от работы закончила Всесоюзный инженерно-педагогический институт, более четверти века готовила к работе будущих железнодорожников. Педагог, воспитатель, психолог – это все про нее. При этом с мужем они воспитали троих замечательных детей – дочь и двоих сыновей.

Выйдя на пенсию с 43 годами стажа, Тамара Васильевна занимается общественной работой – она член городского совета ветеранов войны и труда, член общественного объединения «Союз Чернобыль». За многолетний беззаветный труд на благо Родины она стала кавалером медалей «За освоение целины», «Труженик тыла», награждена почетными памятными знаками к 65-ти и 70-летию Победы в Великой Отечественной войне.

Мне жалеть в своей жизни не о чем, — говорит в канун своего 85-летия Тамара Васильевна. – Трудилась честно, помогала приблизить великую победу, дети меня радовали и радуют. А пока есть силы – буду помогать другим, иначе не умею!

По-моему, такая жизнь и называется подвигом, не так ли?

P.S. Восторженное впечатление у Тамары Васильевны оставило недавнее посещение бывшего депо. Почет и уважение ветерану оказали руководитель ТОО «ЖамбылРемСервис» Амирхан Кундавлетов. Железнодорожники нашего времени показали ей цеха, столовую, угостив вкусным обедом.

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *