Городская общественно-политическая газета

Истоки религиозности казахов

0 12

Считается, что историческая наука не знает сослагательных наклонений. Однако действительность показывает, что в официальном информационном поле это соблюдается далеко не всегда. Так, в угоду евро-центристской модели исторического развития мира первородные очаги цивилизации оказывались где угодно (и продолжают «блуждать»!), только не в Великой степи Тюркской цивилизации.

В «подтверждение» тому можно привести сколь угодно записанных источников, — всецело средневекового производства. Однако, как говорил незабвенный историк Мурад Аджи, Хвала Всевышнему, что существуют подлинные исторические источники, и пусть они старательно не упоминаются, но в то же время на самом видном месте, нестираемые самим временем. Это целые культурные пласты археологических данных в земной коре (!).

Их не заменить записями в журналах артефактов, ибо свидетельствуют предметно о времени создания орудий и украшений, техниках изготовления, и на этой основе об уровне сознания, мифологии, и развитии их носителей… А в целом об исторических процессах, внешних влияниях в культуре и быте, географическом положении государственности, ареале обитания народов на карте мира и еще очень многое.

Так, к сожалению, за неимением другой школы, наши современники историки вынуждены оперировать устоявшимся клише евро-центристской историографии относительно нашего прошлого по сей день. Публицисты часто используют определения «Кочевники», «кочевой образ жизни», при этом очевидно по текстам, не вникают или не видят значения в цивилизационно-культурной особенности смысла этих слов, понимая их примитивно. Между тем, «кочевничество» в первую очередь обозначает один из видов, к слову, основной, — экономической деятельности наших предков, а именно животноводство.

Евро-центристы упускают существенную деталь цивилизационной ценности этого, которая заключается в том, что с древнейших времен позволить себе из поколения в поколения заниматься животноводством, повседневно употреблять в пищу его продукты, возвести обычаи мясной трапезы в элементы культуры целого народа, могли лишь мощнейшие и наиболее стабильные государственные образования! Каждый историк, преподающий предмет учащимся обязан переосмыслить навязанное примитивное представление о кочевниках, которые якобы по воле случая или за зовом природы кочуют и завоевывают соседние страны (!).

Ибо даже по сей день на карте Казахстана легко можно определить, так называемые, границы земельных владений каждого казахского рода, за периметр которых никто не смел перемещать свой скот без согласия хозяев испокон веков. И это еще один признак высокостабильной государственности. Третий признак могущества Тюркской цивилизации, в частности, в границах современного Казахстана, это распространенность единого (без акцентов!) языка на территории, сравнимой со всей Европой и ее окраинами…

Так называемые в Евро-центристских источниках, «варварские» завоевания кочевников со времен Великих переселений, Аттилы и прочее, связаны с естественными для тюрков того времени цивилизационными походами, повлекшие в первобытно-общинной Европе становление рабовладенческих строев. Это способствовало систематизации и сложно усовершенствованным формам государство-образовательных, производственных процессов в Европе, на основе удешевленного рабского труда. В отличие от традиционных с элементами духовности форм общественно-политического развития государственности тюрков…
Предваряя этим монологом статью автора по теме формирования религиозного сознания казахов, ставилось целью обосновать некоторые небольшие дополнения по тексту относительно только вышеупомянутых аспектов истории.

Представители западной цивилизации считали кочевников варварами, однако спустя века, заплатив страшную цену за собственную слепоту, через войны и человеческие жертвы пришли к тому, что можно было много столетий назад заимствовать у номадов – веротерпимость, уважение к культурам других народов.
Духовная культура народа отражает его целостное представление о мире, этические ценности, которые находят выражение в традициях, социальном устройстве, поведенческих нормах, предъявляемых ко всем представителям общества требованиях. Веками, из поколения в поколение передаваемые нравственные императивы составляют культурный код народа и выступают его объединяющим и цементирующим началом.

Открытость номадов миру выражена не только в интересе к новому, способности быстро перенимать по-настоящему ценное, но и в уважении к тому, что значимо и дорого для других народов. Яркий тому пример – веротерпимость кочевников.

Ряд ученых полагает, что лишь с формированием общемировой религии прекратятся проблемы межцивилизационных отношений. Эту проблему номады решили изначально – равным и терпимым отношением к любой религии. Например, в столице Золотой Орды Сарае функционировали мечети, православные, католические, несторианские, григорианские церкви, буддийские храмы и синагоги.

Степь не знала религиозных войн. Более того, среди кочевников в разные эпохи были приверженцы самых разных религий: несторианство, буддизм, ислам и другие. Однако этот факт не становился разъединяющим началом, во многом потому, что все кочевники одинаково хранили и придерживались завещанных предками ценностей, традиций, норм общежития, продиктованных образом жизни и способами выживания в сложных природных условиях.

В периоды новых походов кочевники, приходя на новые земли, внедряли передовые методы государственного структурирования и управления, сами составляли элиту многих стран, брали дань за защиту границ новых владений, налаживали безопасные торговые пути, вдоль которых росли города, несли инновации. При этом они не меняли образа жизни людей, их язык, традиции и религию.

История религиозной нетерпимости западной (христианской) цивилизации насчитывает много веков. Христиане, пройдя путь преследований со стороны языческой власти Рима, уже в I в. начинают противостояние с иудеями, считая себя истинными сынами Завета. Религиозные войны, расколы, конфликты продолжались в средневековой Европе до XVII века: крестовые походы (конец XI в.- конец XVII в.), инквизиция, реформация (XVI-XVII вв.). Сначала войны велись против мусульман, потом между католиками и протестантами.

Сегодня человечество осознало, что дальнейшее развитие цивилизации возможно лишь при условии сокращения степени вмешательства человека в мир природы. Хищническое отношение к природе обернулось против человечества.

Оседлый человек, называя себя рабом Божьим, видел себя хозяином природы, стремясь завоевать, покорить, обуздать ее, поставить ее себе на службу. Это обусловило противопоставление человека, человеческой цивилизации природе, его хищническое, потребительское отношение к ней. Чем это закончилось, теперь стало очевидно – нещадная эксплуатация природы привела к нарушению экологического баланса на Земле, к стремительно приближающейся экологической катастрофе.

Кочевник, называя себя сыном Бога, считал себя не хозяином природы, а тем, кто наследует ее от отца-творца. И это наследие следовало хранить и передавать следующему поколению. Кочевник, осваивая новые пространства, принимал природу без страха, и потому не пытался покорить, победить ее как нечто враждебное, а искал гармонии с ней, свое место в ней. Он принимал и подчинялся ее законам, и это позволяло ему выживать и получать все необходимое для жизни, не нанося природе вреда.

Это отношение к окружающему миру нашло отражение в мифологии кочевников, основополагающими понятиями которой были Небо Тэнгри (мужское, отцовское, небесное начало) и Природа – земля Умай (женское, материнское, земное начало). Человек не просто существовал между Небом и Землей, а был зависим от них, признавал их силу и подчинялся ей. Природа-мать кормила человека, давала ему кров и защиту. Небо-отец звал к свободе, учил ориентироваться в пространстве по звездам и мог сурово наказать человека. Именно поэтому кочевник стремился жить в гармонии с окружающим его миром. Насилие над природой было чуждо кочевнику, который видел себя частью ее.

Пространство, которое населяли номады, обусловило не только их образ жизни и способ хозяйствования, но и традиции, ценности. Живя в гармонии с природой, во многом завися от нее, сообразуя с ней кочевой образ жизни, перенимая у нее способ мироустройства, кочевники создали культурные артефакты.
Образы природы и животных в орнаменте, и в изобразительном искусстве кочевников совершенно неслучайны. Они представляют особую знаковую систему для выражения связанного с природой мировоззрения кочевников.

Так, емким символом пространства Земли и Космоса выступает юрта кочевника, которая, по сути, есть модель вселенной. Юрта гармонично вписывается в картину окружающего мира, имея полукруглые, обтекаемые формы, без вызова. Открытый простор вокруг юрты без отгорожения от окружающего мира – признак встроенности в окружающую природу. Мир юрты сливается с пространством и космосом. Аул уходит с места, не оставляя следов разрушения. Окружающая природа, дающая человеку приют, до его прихода и после него остается неизменной. Умение номадов влиться в природу, разумно пользоваться ею, а не изменять ее под себя, сегодня становится особенно актуальным.

Минимализм, практичность, экологичность, высокая функциональность были свойственны быту простых кочевников, в отличие от знати. Материальность, приниженность быта преодолевалась дополнительной семантикой, подчеркнутым символизмом и философичностью, что выражалось в том, что вещи вмещали гораздо больше, чем то, что лежало на поверхности. Многие предметы быта были наполнены сакральным смыслом, духовностью. Понимание этого позволяло прочитывать символику орнаментов, инкрустации, узлов, плетений, тамга, знамен, деталей и украшений одежды и многое другое.

Так, юрта, среди многих других функциональных назначений, выполняла функцию часов. Шанырак, связующий жилье кочевника с космосом, был не просто отверстием для освещения и циркуляции воздуха, выхода дыма, но и выполнял, кроме прочего, функцию циферблата: перекрест его жердей 3 на 3 дает 12 делений, дневной и ночной круг которых отражает сутки. По перемещению лучей солнца по предметам внутри юрты, порядок которых был строго определен, определялось время дня. По движению солнечных лучей и появлению в ясные ночи в круге шанырака того или иного светила определялось время.
Номады не создавали живопись или сложную скульптуру своими руками, но они создавали музыку, песню – то, что не требовало материального выражения, было доступно всем, быстро распространялось на огромные территории, при этом заключало именно духовное содержание.

Образ жизни и мышления определили отношение кочевников к материальному богатству. Все необходимое для жизни кочевники изготовляли равно столько, сколько сами потребляли. Кочевник не занимался накопительством вещей, и в оценке вещи исходил из ее практической ценности.
Безусловно, баи, бии, султаны или богатые рода имели больше табунов и отар, имели гостевые дворы в городах, но ежегодно с расцветом природы они вместе с простым народом вели тот же образ жизни, с весенне-летними, осенними кочевками, экологичными устройством быта, питанием, соблюдали те же традиции и законы. Помимо собственно степного права «Жеты жаргы» ревностно соблюдались правила гостеприимства, семейственности, взаимопомощи, уважения к старикам, все то, что составляет высоконравственные устои казахского общества.

Кроме того, богатство кочевника было изначально ограничено наличием пастбищ, и потому любое состояние имело разумные пределы. Так, образ жизни кочевников не только удерживал их от чрезмерного накопительства, но и сформировал сдержанное отношение к богатству.
Тот факт, что состояние в виде скота можно было потерять внезапно (угон или его падеж), утвердило понимание того, что сила состоит не в богатстве, а в народе, уважении людей, многочисленности материально благополучных родов, способных оказать поддержку.

Принципиальное отличие кочевников и оседлых в отношение к материальным благам обусловило разницу их ценностных ориентиров и взаимоотношений внутри социума. Приоритет материальных ценностей был и остается одним из проблем западной цивилизации, на всем протяжении истории которой возникали бунты, революции, социальные конфликты именно из-за значительного разрыва между бедными и богатыми. Запад так и не смог найти способ справедливого распределения.

Запад в своем развитии следовал ценностям своей культуры и, увы, совершил ошибочный поворот, отдав предпочтение материальному. Сегодня западная цивилизация вновь сталкивается с вполне объяснимой проблемой – разрыв между богатыми и бедными. Эти доминирующие ценности Запада предопределили формат его отношений с другими странами.

Материальная культура – следствие духовной, как цивилизация – следствие и продолжение определенной культуры. Если материальная культура оторвана от духовной, то называть ее собственно культурой проблематично.

Материальная культура должна нести в себе духовное начало, быть воплощением идей, знаний, ценностей человека и общества, равно как и духовная культура может быть выражена в овеществленной, опредмеченной форме, т.е. воплощена в предмете, знаке, образе. В противном случае духовное бытие исчезает, и остается только материальный быт.

Что касается наших нуворишей с рабской душой, то следует сказать, что их выбор ошибочного пути материального обогащения не принесет добра. Глупо становиться на путь, который уже показал свою ущербность. Преступно насаждать ценности, не свойственные нашему народу, делать его заложником в достижении низких целей кучки нищих духом, нравственно развращать и насаждать народу ложные ценности потребительского общества, лишенного духовного начала.

Западная цивилизация потратила десятки веков на совершенствование, поиск лучшего мироустройства, прошла долгий путь преодоления собственных заблуждений, ошибок, преступлений. Философские искания сотен мыслителей, широкая просветительская деятельность, десятки идеологических учений и концепций, закаты Европы и ее модерны – все это, наконец, привело к пониманию важности веротерпимости, бережного отношения к природе, пагубности главенства материального над духовным. Западная философия очень долго, витиеватыми путями идет к ценностям номадов.

К слову, кочевая цивилизация не была разрушена изнутри, ее ценности не потеряли своей актуальности, она была разрушена именно извне, колонизаторской политикой, направленной на искоренении культуры, традиций, системы права, мировоззрения номадов.

Сегодня западная цивилизация снова в поиске, перед вызовом. Устойчивость прежнего мышления и, как следствие, отсутствие кардинальных перемен кроется в основании западной цивилизации – ее культуре, которая формировалась в Средние века.

Что касается номадов, то сформированные ими ценности по-прежнему актуальны – веротерпимость, гармоничное сосуществование с природой, приоритет духовного над материальным, отказ от чрезмерного потребления и накопительства.

Айнаш МУСТОЯПОВА, qazaquni.kz

Подготовил Бакытжан ОЙШИЕВ

Пікір қалдырыныз

Your email address will not be published.